Охотники за сокровищами

сокровища на Кипре

Обилие древних памятников на Кипре издавна привлекало внимание как охотников за сокровищами, так и исследователей, среди которых было немало дилетантов, фактически незнакомых с научными методиками проведения раскопок. Как свидетельствует известный швейцарский путешественник и коллекционер XVI в. Иэдикус де Мегген, у грабителей кипрских гробниц он приобрел немало ценнейших произведений древнего искусства.

Непоправимый урон многим памятникам древности нанесла предпринятая в 1865-1877 гг. американским консулом в Ларнаке генералом Л. Чеснолой серия раскопок по всему Кипру, проводившихся дилетантскими методами. Консул собрал богатейшую коллекцию кипрских древностей, которая впоследствии была куплена нью-йоркским музеем Метрополитен и занимает там в настоящее время почетное место.

Ненаучными принято считать также раскопки, проводившиеся в некоторых районах острова в 1878-1888 гг. немецким археологом-самоучкой М. Снефалын-Рихтером. Раскопки, осуществленные в 1890-1896 гг. археологической экспедицией Британского музея под руководством Д. Миреса, уже базировались на научном подходе. Полученные в ходе этих работ ценные находки заложили основу Археологического (Национального) музея в Никосии. Публикации о его коллекциях М. Онефалыш-Рихтера и Д.

Миреса имели огромное значение, так как были, в сущности, первыми попытками создать историю древне-кипрского искусства. Подлинно научные археологические раскопки начинаются на Кипре лишь в 20-х гг. XX в. В религиозной жизни киприотов сохранялся приоритет главной богини — Афродиты, которая прославлялась как Великая Матерь, дарующая земле плодородие и изобилие, как олицетворение вечной весны и жизни, добрая помощница в плавании, богиня браков и даже родов.

Наряду с Афродитой почитались и другие боги греческого пантеона. Специфическим порождением эллинистической эпохи был культ Сераписа, нового божества, объединившего в себе черты Осириса и Зевса. С его помощью Птолемеи пытались объединить греческих колонистов с местным египетским населением. Вместе с Исидой Серапис почитался и на Кипре, о чем свидетельствуют остатки храмового комплекса в городе Солы. Для острова характерно также существование династийного культа, в частности Арсинои — сестры и жены Птолемея II Филадельфа, которая часто идентифицировалась с Афродитой.

Затяжное соперничество Птолемеев и Селевкидов заметно ослабило обе державы, пришедшие в упадок к середине II в. до н.э. Зато быстро росло могущество Римской республики, добившейся вначале гегемонии в Западном Средиземноморье, а затем распространившей свои захватнические интересы и на страны Леванта. В начале I в. до н.э. владения Рима вплотную подступили к границам птолемеевского Египта, сотрясаемого династийными распрями.

После непродолжительного правления Антиоха IV, который в 168 г. до н.э. вторгся из Сирии, пользуясь слабостью наследников Птолемея, Кипр в 58 г. до н.э. насильственно присоединяется к Римской империи. Его оккупируют войска императора Клавдия, и остров становится на некоторое время частью римской провинции Киликия.

В 48 г. до н.э. войска Гая Юлия Цезаря сломили сопротивление египтян и вступили в Александрию, но Цезарь предпочел присоединить Египет в качестве союзного Риму государства, вернув ему Кипр. Такое решение в немалой степени объясняется увлечением Цезаря последней представительницей династии Птолемеев — Клеопатрой VII (69-30 гг. до н.э.). Позже Марк Антоний вновь преподносит остров в качестве дара после брачной ночи своей возлюбленной, все той же прекрасной Клеопатре.

Однако ни связь с Цезарем, ни брак с его преемником Марком Антонием не помогли Клеопатре удержаться у власти. После победы Октавиана Августа над Антонием в 30 г. до н.э. римляне практически беспрепятственно заняли Египет. А после смерти Клеопатры остров переходит в наследство Октавиану, который в 22 г. до н.э. окончательно передает его римскому сенату. Так, вместе с Египтом Кипр окончательно входит в состав Римской державы, на этот раз в составе сирийской провинции. Главным городом провинции становится Пафос.

Среди историков не стихают споры о римской эпохе. Ряд ученых считает ее кризисной стадией античной цивилизации. Другие же полагают, что можно говорить о синтезе греческих и римских традиций общественной жизни и возникновении позднеантичной греко-римской культуры, которая легла в основу византийской цивилизации, была унаследована средневековой Западной Европой и отчасти — славянскими государствами. Как бы ни различались оценки ученых, не следует забывать, что речь идет о последних веках существования эллинистического мира.

Для Кипра римское владычество началось с очередных политико-административных преобразований. Они были начаты в 27 г. до н.э. декретом императора Августа, который решил оставить в сфере своего личного распоряжения три провинции — Испанию, Галлию и Сирию. Спустя четыре года он отделил Кипр от Сирии и сделал остров одной из «сенатских» провинций, губернаторы (проконсулы) которых назначались Сенатом и были ответственны перед ним. Формально Август демонстрировал свое уважение к республиканским институтам и традициям.

На деле же уступка общественному мнению была невелика, ибо сенатскими считались те провинции, где можно было обойтись без крупных военных гарнизонов, поскольку ситуация в них оставалась относительно спокойной. Включение Кипра в категорию «мирных» областей Римской державы показательно в том плане, что смена власти и раздел острова на четыре округа (Саламин на востоке, Лапеф на севере, Пафос на западе и Амафунт на юге) не вызвали серьезных перемен в жизни местного населения и не нарушали его мирного существования. Этому способствовали также унификация налоговой системы и некоторое расширение автономии городов по сравнению с эпохой Птолемеев.

В силу названных причин считается, что вплоть до II в. н.э. население острова продолжало увеличиваться, росло производство основных сельскохозяйственных культур, улучшалось качество ремесленных изделий и других товаров, в частности кипрских вин, о которых с восторгом писал, например, Плиний Старший. Продолжалась активная разработка меднорудных месторождений, объявленных имперской собственностью, на верфях страны строились новые крупные суда.

Косвенным свидетельством процветания острова может служить широкое строительство гимнасий, театров, стадионов, новых храмов и вилл, прокладка дорог, соединяющих основные центры Кипра. О высоком благосостоянии острова говорит число его жителей — около миллиона человек в период правления императора Августа. Только в Саламине и ближайших к нему городах население достигало 150-200 тысяч человек. Амфитеатр Саламина мог вместить 20 тысяч человек.

Внешнее благополучие, правда, часто нарушалось вследствие землетрясений, эпидемий и прочих стихийных бедствий. Целая серия землетрясений произошла в XVIII, XVII и XV вв. до н. э. Последнее из них почти полностью разрушило город Пафос с его знаменитым храмом Афродиты. Император Август выделил специальный фонд для восстановления храма и других городских построек и повелел впредь именовать отстроенный город именем Августа. В 16-17 гг. н.э. еще одно землетрясение вновь разрушило Пафос, а также Саламин и Китион. В 164 г. Кипр сильно пострадал от эпидемии чумы, поразившей все восточные области империи.

Экономическое процветание острова не означало социального мира. Наоборот, в кипрском обществе, как и среди населения всей империи, с начала I в. н.э. стали усиливаться противоречия между различными общественными группами. Важно отметить, что недовольство обрело весьма специфическую форму — религиозных исканий. Авторитет античных божеств стал быстро падать, отражая кризис полисной системы. Первоначально возросло почитание чужеземных богов (Осириса, Исиды, Сераписа), затем люди стали увлекаться колдовством, астрологией, магией.

Одним из выражений религиозных исканий в восточном Средиземноморье, в том числе и на Кипре, стал повышенный интерес к иудаизму. На Кипре появление иудейских общин относится ко времени Птолемеев. Несмотря на веротерпимость правителей острова, члены этих общин не могли не чувствовать свою социальную неполноправность, поскольку, за редким исключением, они не пользовались правами граждан в тех городах, где жили. Поэтому поселившиеся на острове иудеи стремились сохранить свою веру, объединялись в землячества, строили синагоги.

Вместе с тем они не препятствовали местным жителям, заинтересовавшимся их религией, участвовать в собраниях общины. Именно из этой смешанной среды вышли первые сторонники христианского вероучения.

История Кипра

поделиться: