Классический период истории Кипра

Китион Кипр

Под влиянием новых переселенцев в последующие столетия на острове образуется несколько независимых друг от друга городов-государств, число которых колеблется от семи до одиннадцати. Их развитие и история постоянно и неразрывно связаны с судьбами соперничающих между собой великих держав Ближнего Востока.

Оказавшись в связи с движением «народов моря» в самом центре общественной жизни восточного Средиземноморья, Кипр испытывал все более сильное и резкое по своей направленности воздействие соседей. Финикийцы (с Хв. до н.э.), ассирийцы (с конца VII в. до н.э.), египтяне (с VI в. до н.э.), персы (с VI-IV вв. до н.э.) — все они пытались подчинить Кипр своему влиянию.

Однако реакцией жителей острова был устойчивый консерватизм, заставлявший следовать уже сложившимся традициям в быту, искусстве и политике. В то время как в самой Греции уже рождалась система городов-государств (полисов), киприоты оставались верны ахейским политическим порядкам. На острове продолжало существовать несколько воинственных монархий, вся власть в которых принадлежала царям; они же выступали в качестве главных религиозных лиц.

Полисы довольно быстро отказались от военных колесниц в пользу пеших солдат-гоплитов, но армии кипрских государств вплоть до начала V в. до н. э. все еще продолжали использовать колесницы. Столь же последовательно жители острова сохраняли приверженность к частной собственности. Симптоматично и стремление киприотов к сохранению старой слоговой письменности, хотя с VIII в. до н.э. широкое распространение получило алфавитное письмо.

Столь же показательна их апелляция к героическому прошлому ахейцев, запечатленному в гомеровском эпосе. Продолжая традицию Гомера, местный поэт VIII в. до н.э. Стасинос создал «Кипрские сказы», которые до нас дошли лишь в отрывках. Они представляли собой как бы вступление к «Илиаде», повествующее о том, как Афродита, богиня Кипра, была признана Парисом самой красивой из богинь, что и послужило толчком к началу Троянской войны.

Другой отличительной чертой жизни киприотов можно считать их космополитизм. Если для полисного общества было характерно четкое размежевание между греками и варварами, лишенными прав гражданства, то на Кипре греки и варвары постоянно смешивались и пользовались практически равными правами. Негреческие общины на острове воспринимались скорее как соседские, нежели как вражеские.

Названные особенности кипрского общества позволяют лучше оценить взаимоотношения местного населения с теми иноземцами, которые стремились подчинить остров своему влиянию. Первыми оценили выгодное положение и природные богатства Кипра финикийцы, которые с конца второго — начала первого тысячелетия до н.э. активно вели морскую торговлю и одновременно основывали свои колонии и фактории по всему Средиземноморью.

Гонимые нехваткой плодородных земель, теснимые могущественными соседями, в частности ассирийцами, они нашли на Кипре благоприятные условия для своей коммерческой деятельности и весьма быстро перешли от обычного торгового обмена к колонизации. Первое поселение, относящееся к ХI в. до н. э., было основано выходцами из крупнейшего финикийского города Тира в Китионе (ныне Ларнака). В дальнейшем финикийские фактории появились в Идалионе и Лапефе.

Новые поселенцы занимались плавкой металла, изготовлением медной и керамической посуды, различного инвентаря и вооружения. Но особенно важна была их роль в расширении торговых связей Кипра, достигших Сардинии и Испании. Поскольку эти контакты приносили большой доход, отношения между местным населением и финикийцами долго оставались вполне дружественными. Около 800 г. до н.э. финикийцы становятся ведущей политической силой на Кипре. Они строят здесь крепости, разрабатывают медные рудники.

Постепенно роль самой влиятельной силы на процветающем острове переходит к Ассирии, которая к концу VIII в. до н. э. распространила свою власть на Палестину, Сирию и Финикию. Однако первоначально ассирийцы, укреплявшие свое влияние на востоке Средиземноморья и расширявшие границы империи, сохраняли на Кипре относительную самостоятельность древних городов-государств.

И все же в 709 г. до н.э. «страна заходящего солнца», как ассирийцы называли Кипр, была вынуждена признать свою зависимость от Ассирии. В честь этого события ассирийский царь Саргон II (722-705 гг. до н.э.) соорудил стелу, найденную в районе Ларнаки в 1847 г. и ныне находящуюся в Берлинском музее. Надпись на стеле свидетельствует о том, что во время оккупации Кипра ассирийскими войсками на острове были сохранены местные царства.

И хотя в этой же надписи Саргон с гордостью сообщает о подчинении ему семи кипрских царей («Я заставил смириться их… и они целовали мне ноги»), фактически же местные монархи — «тираны», по выражению Геродота, — сохранили достаточную самостоятельность в рамках Ассирийской державы. К тому же и само владычество наследников Саргона длилось менее 50 лет.

Остров под названием Итнана или Атнана неоднократно упоминается в ассирийских хронологических таблицах, в последней надписи говорится даже о десяти царствах на Кипре, властители которых оказывают поддержку ассирийскому царю Ашшурбанипалу в его походе против Египта. Ученые считают, что царская власть в этих городах-государствах передавалась по наследству. Царь был полновластным хозяином города, верховным священником, судьей и главнокомандующим.

В более поздний период в городах появилась схожая с греческой система ассамблей наиболее родовитых и богатых горожан, пытавшихся влиять на политику владыки. Кипрские царства, даже попав в зависимость к ассирийцам, еще сохраняли самостоятельность в решении внутренних вопросов.

Примерно в 663 г. до н. э. Кипр вновь обрел независимость, которую ему удалось сохранять около столетия. Именно в это время остров обрел свою мореходную славу, здесь был создан особый тип легких судов, называемых керкурами. Высшего расцвета достигли и кипрская культура и искусство, что подтверждается богатейшими находками археологов при раскопках так называемых царских гробниц в Саламине, некрополей в Амафунте, Китионе и других местах.

За 50-летним периодом ассирийского господства на Кипре последовали почти сто лет независимости кипрских городов-государств. После окончательного распада Ассирийской империи крупнейшей державой Ближнего Востока вновь на короткое время стал Египет. После того как Египет разгромил объединенный кипрский и финикийский флот, в 569 г. до н. э. фараон эпохи Нового царства Амасис утвердил свою власть над Кипром. Кипрские цари превратились в вассалов египетских фараонов и были обязаны выплачивать им богатую дань. Но к тому времени на Востоке уже возникла новая великая держава — Персидское царство. И спустя четверть века ситуация на острове вновь изменилась.

В 540 г. до н.э. кипрские цари добровольно признали своим верховным сюзереном царя ахеменидской Персии Кира II. Тем самым они еще раз продемонстрировали свою политическую и дипломатическую ловкость, быстро оценив новое соотношение сил в своем регионе, и никогда не оказывали большого сопротивления, зная свое собственное военное бессилие. Они обязались стать платящими дань вассалами, чтобы избежать оккупации и разрушения своих городов, и предоставлять в распоряжение Кира свои войска.

Все это позволило кипрской культуре непрерывно развиваться даже в периоды иностранного господства. Кипрские художники и мыслители переняли многие идеи высоких культур Ближнего Востока и на их основе создали у себя на острове искусство, несмотря ни на что сохранившее свой индивидуальный стиль. Доказательством этого служат многочисленные глиняные сосуды, предметы быта, украшения и скульптуры того времени в музеях страны, а также величественные гробницы в Саламине.

В тот период Кипр процветал и экономически — он стал важным международным центром торговли. Наиболее выдающимся деятелем того времени кипрские историки считают владыку Саламина Эвелтона, царствовавшего в конце VI в. до н.э. Он первым из кипрских самодержцев добился значительной самостоятельности от персов, поддерживал широкие международные связи.

История Кипра

поделиться: